Появились вопросы?
оставьте заявку на консультацию

Наш менеджер свяжется с Вами
в течении 15 минут и уточнит детали

x
Запрос отправлен

Ваш запрос отправлен.Наш менеджер свяжется с вами в ближайшее время!


Пленум Верховного Суда РФ обновил для судов разъяснения антимонопольного законодательства

В Постановлении № 2 от 4 марта 2021 г. (далее — Постановление № 2) Пленум Верховного Суда РФ ответил на многочисленные вопросы, возникающие в связи с применением судами антимонопольного законодательства.

На основе проанализированной судебной практики Пленумом разъяснены следующие группы вопросов:

  • запрет на злоупотребление хозяйствующим субъектом доминирующего положения;
  • запрет на ограничивающие конкуренцию соглашения и согласованные действия;
  • запрет недобросовестной конкуренции;
  • антимонопольные требования к торгам, запросу котировок цен на товары, запросу предложений (пункты 37-44 Постановления № 2);
  • полномочий антимонопольных органов;
  • рассмотрение арбитражными судами дел об оспаривании ненормативных правовых актов, решений, действий (бездействий) антимонопольных органов.
  •  

А также:

  • если действия заказчика привели или могли привести к ограничению возможности снижения цены (например, НМЦ установлена в размере, не предполагающем ее значительного снижения в ходе торгов), данное обстоятельство учитывается судом при оценке того, имелось ли в действиях участников нарушение п. 2 ч. 1 ст. 11 Закона о защите конкуренции (п. 24);
  • пассивное поведение одного из участников либо отказ от участия после подачи заявки сами по себе не являются следствием участия в ограничивающем конкуренцию соглашении. В частности, не образует запрещенного п. 2 ч. 1 ст. 11 Закона о защите конкуренции соглашения участие в торгах нескольких субъектов, не связанное с повышением, снижением или поддержанием цен на торгах, но направленное на то, чтобы торги были признаны состоявшимися и к ним не применялись правила заключения договора с единственным участником (например, п. 25 ч. 1 ст. 93 Закона № 44-ФЗ). Но если в реализации указанных целей участвовал заказчик, то его действия могут быть квалифицированы в качестве нарушения ст. 17 Закона о защите конкуренции (п. 24);
  • изменение сторонами договора, заключенного по результатам закупок, допускается в пределах, установленных законом, и само по себе не может являться нарушением чч. 1 и 2 ст. 17 Закона о защите конкуренции. Например, о создании для победителя преимущественных условий не может свидетельствовать сама по себе вероятность привлечения большего количества участников в случае изначального составления договора на измененных условиях. Вместе с тем, если договор изменен настолько, что это влияет на условия, представляющие существенное значение, например, для определения цены договора, и имеются достаточные основания полагать, что в случае изначального предложения договора на измененных условиях состав участников был бы иным и (или) победителем могло быть признано другое лицо, то действия сторон по изменению договора могут быть квалифицированы как обход требований ст. 17 Закона о защите конкуренции, а соглашение, которым внесены такие изменения, считается ничтожным (п. 41);
  • рассматривая иски о признании закупок и договоров, заключенных по их результатам, недействительными и о применении последствий их недействительности, суду требуется проверить:
    1) наличие нарушения ст. 17 Закона о защите конкуренции, в т.ч. что совершенное действие (бездействие) привело или может привести к недопущению, ограничению или устранению конкуренции;
    2) наличие ущемления прав заявителя как участника рынка/охраняемого законом интереса заинтересованного лица в таком признании и применении последствий (в частности, имеется ли фактическая возможность для восстановления прав истца, например, могло ли данное лицо стать победителем при отсутствии нарушений проведения закупки исходя из всей совокупности условий торгов (п. 43);
  • если иск предъявлен антимонопольным органом, в дополнение к вышеназванным обстоятельствам антимонопольный орган обязан доказать, что признание закупки и договора, заключенного по ее результатам, недействительными и применение последствий недействительности приведут к восстановлению конкуренции на рынке и (или) позволят исключить продолжающееся нарушение конкуренции, а также то, что применение последствий недействительности учитывает социально-экономические интересы государства (муниципального образования) и не нарушает их (п. 43);
  • иск о признании недействительным договора, заключенного по результатам торгов, может быть удовлетворен также в случае, когда такой договор уже исполнен (п. 43);
  • лицо, которое должно было стать победителем, вправе требовать возмещения убытков вне зависимости от предъявления самостоятельного иска о признании закупки недействительной и о применении последствий ее недействительности (п.43).